Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница

проводить время, и о симпатичных, стройных любопытных девушках, которые

жили совсем одни и с которыми тоже можно проводить время, но по-другому. Я

думал о полицейских, крутых подкупленных фараонах, но не совсем

испорченных. О таких, например, как Хемингуэй. О жирных процветающих

полицейских, как шеф Вокс. О высоких и элегантных, сообразительных и

холодных полицейских, как Рандэлл, которые, несмотря на сообразительность

и хладнокровие, не могли свободно делать работу чистыми методами. Я думал

об индейцах, психиатрах и наркоманах-врачах. Я думал о старых козлах,

вроде Налти, которые быстро отказались от попыток довести начатое до

логического конца.

Я думал о многом. Темнело уже заметнее. Красный отблеск неона

пробирался все глубже и глубже Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница в комнату.

Я поднялся с кровати, потер онемевшую от жесткой подушки шею, подошел к

раковине в углу и ополоснул лицо холодной водой. Я почувствовал себя

лучше, но ненамного. Мне надо было выпить, мне надо было застраховать свою

жизнь на большую сумму, мне надо было отдохнуть, мне нужен был дом в

деревне. Все, что у меня было, это плащ, шляпа и пистолет. Я нацепил на

себя все это и вышел из комнаты.

Лифта не было. В коридоре воняло. Я спустился по лестнице, не касаясь

грязных перил, бросил ключ на стол и сказал, что я уезжаю и номер мне

больше не понадобится. Пожилой дежурный с бородавкой на левом веке кивнул Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница,

а из-за каучукового дерева, самого пыльного во всей Калифорнии, внезапно

появился посыльный-мексиканец в потертой униформе, чтобы взять мои

чемоданы. Чемоданов у меня не оказалось, и мексиканец вежливо распахнул

дверь, не переставая улыбаться. Снаружи кипела узкая улица, тротуары

просто кишели жирными животами. В павильоне через дорогу вовсю играли в

бинго, а неподалеку от меня двое моряков с девушками вышли от фотографа,

где их, вероятно, сняли верхом на верблюдах. Голос торговца сосисками

раскалывал сумерки как топором. Голубой автобус, урча мотором, проехал по

улице к маленькой площади, где на поворотном устройстве разворачивался

трамвай. Я пошел в том направлении.

Через некоторое время мои ноздри уловили слабый запах океана Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница. Совсем

слабый, как бы только для напоминания людям, что когда-то был чистый пляж,

омываемый волнами, что дул ветер и можно было унюхать что-нибудь еще,

кроме запаха пригоревшего жира и холодного пота.



Я доехал на маленьком трамвайчике до конца линии, слез с него и сел на

скамейках, где было тихо, холодно и почти у самых ног лежала большая куча

бурых водорослей. Далеко в океане включили свет в игорных кораблях. Я сел

на следующий трамвай и вернулся почти к тому месту, где я вышел из

гостиницы. Если кто-нибудь и следил за мной, то делал он это весьма

искусно, ни разу не обнаружив своего места. Но не Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница думаю, что тогда кто-то

следил за мной.

Черные каменные волноломы блестели и, постепенно уходя в воду, исчезали

в темноте ночи. Здесь, хотя еще и пахло горелым жиром, океан заметно давал

о себе знать. Продавец сосисок зычным голосом продолжал зазывать:

- Проголодались! Отличные горячие сосиски! Все покупаем сосиски!

Я увидел его стоящим за передвижным прилавком. Дела его шли неплохо, он

едва успевал длинной вилкой накалывать сосиски, и мне пришлось подождать,

пока он останется один.

- Как называется вот та, дальняя? - спросил я, указывая носом.

- "Монтесито", - он посмотрел на меня ровным взглядом.

- Может ли парень с умеренными деньгами провести там время?

- Какое время Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница?

Я громко рассмеялся.

- Горячие сосиски! - скандировал он. - Отличные горячие сосиски! - он

понизил голос. - Женщины!

- Не-а. Я имею в виду комнату с мягким бризом, хорошей едой и полным

спокойствием. Хочу отдохнуть.

Он отодвинулся.

- Я ничего не слышу, что вы говорите, - сказал он и продолжал зазывать.

Он еще продал немного сосисок. Не знаю, почему я с ним заговорил.

Просто у него было такое лицо. Молодая пара в шортах купила у него сосиски

и пошла дальше. Рука парня обхватила девушку за плечи. Они на ходу кормили

друг друга.

Продавец подошел на ярд ближе и оглядел меня.

- Сейчас я свистну Пикардийский Роз, - сказал он и помедлил. - За Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница это

вам надо будет заплатить.

- Сколько?

- Пятьдесят. Не меньше.

- Хороший у вас город, - сказал я. - Прохладный.

- Да, сегодня утром еще был прохладным, - он растягивал слова. - Но

почему спросили меня?

- Не имею понятия, - ответил я и бросил долларовую бумажку ему на

прилавок. - Положи ее в банк или свистни Пикардийских Роз.

Он взял доллар, свернул его вдоль, затем поперек, потом снова вдоль.

Положил долларовый комок на прилавок и щелкнул по нему. Сложенная купюра

стукнулась о меня и бесшумно упала на землю. Я нагнулся, поднял ее и

быстро повернулся. Но сзади не было никого, похожего на шпика.

Я подошел вплотную к прилавку и снова положил на него Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница доллар.

- Люди не бросают мне деньги, - отчеканил я. - Они мне их вручают. Не

возражаете?

Он взял доллар, развернул его, разгладил и спрятал под фартук.

- Говорят, деньги не пахнут, - хихикнул он. - Иногда меня это удивляет.

Я ничего не сказал. Еще несколько человек купили сосиски. Становилось

все холоднее.

- Я бы и не пытался пробраться на "Королевскую корону", - сказал

продавец. - Она для маленьких белочек, привязанных к своим орешкам. Вы,

сдается мне, детектив, но это ваше дело. Надеюсь, вы хорошо плаваете.

Я отошел от него, удивляясь, почему я подошел сначала к нему. Просто

так, по наитию. Ведь действуя наугад, прогоришь. Очень скоро проснешься с

полным ртом предчувствий Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница или чего-то еще.

Я прошел немного и оглянулся. Никто за мной не шел. Я отыскал ресторан,

от которого не несло подгоревшим маслом. Вошел в зал. За бамбуковой

занавеской просматривался коктейль-бар. Какая-то красотка с покрашенными

хной волосами сладострастно била по клавишам и пела "Лестницу к звездам",

фальшивя на полтона.

Я жадно проглотил сухой "Мартини" и поспешил назад за бамбуковую

занавеску в обеденный зал.

85-центовый обед по вкусу напомнил почтовый мешок, и его мне подал

официант, выглядевший, как человек, способный избить меня за 25 центов,

перерезать мне глотку за 60 центов и похоронить меня в бетонном гробу на

дне океана за полтора доллара за вычетом подоходного Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница налога.

Мэллой был огромных размеров, но не более шести футов и пяти дюймов

ростом и, пожалуй, не шире, чем пивная бочка.

Он выглядел настолько естественно, насколько естественен тарантул на

праздничном пироге.

Мэллой разыскивал маленькую Велму, оставляя трупы на своем пути. Тенью

отца Гамлета следовал по его пятам детектив Фил Марлоу.

За 25 центов мы проплыли слишком большое расстояние. Водное такси -

серый баркас, застекленный на три четверти длины, проплыл мимо

пришвартованных яхт у широкой каменной стены, которая являлась как бы

окончанием волнореза. Неожиданная волна подбросила наше судно, как пробку.

Для тошноты тем ранним вечером было много поводов. Кроме меня на

лодке-такси было три пары и рулевой. Он Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница выглядел нарочито суровым: из

правого кармана грубошерстных штанов демонстративно торчала кожаная

кобура. Как только мы отплыли от берега, три пары, как по команде, начали

"жевать" друг другу лица. Я оглянулся на огни Бэй Сити и попытался особо

не проклинать обед. Рассеянные пятнышки света сливались вместе, образуя

браслет из драгоценных камней в витрине ночи. Затем их яркость

поубавилась, и они в конце концов превратились в мягкое оранжевое зарево,

появляющееся и исчезающее за гребнем волны. Длинные, ровные волны без,

барашков поднимали нас ровно настолько, чтобы я каждый раз с

удовлетворением отмечал:

"Хорошо, что не стал запивать обед виски". Такси скользнуло вверх и

вниз по гладким волнам, каждая из которых Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница напоминала кобру в зловещем

танце. В воздухе витал сырой холод, который никогда не исчезает из

суставов моряков. Красная неоновая надпись "Королевская корона", морским

призраком подрагивающая в темноте, вскоре засияла, как новый мрамор.

Слабые звуки музыки донеслись до нас, а музыка над водой всегда бывает

очаровательной. Мы огибали крупный корабль, выглядевший с близкого

расстояния сказочно красивым. Место швартовки "Королевской короны" было

освещено, как театральная сцена. Но сказка под названием "Королевская

корона" стала отделяться, а другой, более старый, маленький корабль начал

наползать на нас из темноты. Переделанное морское грузовое судно с ржавыми

бортами, с низкими надпалубными сооружениями, с двумя мачтами. На

"Монтесито" тоже горели огни и звучала музыка. Парочки, только что

самозабвенно Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница сживавшиеся в единое целое, убрали друг от друга

разгоряченные рты и уставились на корабль, хихикая. Такси развернулось по

широкому кругу, но крен оказался достаточным для того, чтобы испугать

пассажиров. Наконец, мы пришвартовались. Мотор уже не ревел, а лениво

побулькивал. Луч прожектора рыскал по поверхности воды на расстоянии ярдов

50 от корабля.

Черноглазый парень в голубом морском кителе с блестящими пуговицами, с

лучезарной улыбкой и челюстью гангстера помог девочкам вылезти из такси. Я

был последним. Внимательный взгляд, которым он, якобы случайно, меня

оглядел, сказал мне кое о чем. А то, как он меня похлопал по плечу, где

была пряжка ремня, державшего кобуру, сказало мне почти обо всем.

- Нет, - беззлобно, но твердо Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница сказал он. - Нет.

Он дернул квадратным подбородком, глядя на таксиста. Тот взобрался к

нам на палубную площадку и стал за моей спиной.

- С пистолетом нельзя, парниша. Сожалею и всякое такое, - ворковал

голубой китель ровным с хрипотцой голосом.

- Я могу сдать его в гардероб, это часть моей одежды. Мне нужно увидеть

Брюнетта по одному делу.

Облачко удивления скользнуло по лошадиной физиономии владельца

блестящих пуговиц.

- Никогда о таком не слышал, - улыбнулся он. - Ты уже в пути, парень.

Таксист продел свою руку мне под мышку.

- Мне нужно увидеть Брюнетта, - настаивал я, но мой голос прозвучал

слабо и хрупко, как голос дряхлой старушки.

- Не будем ссориться, - посоветовал черноглазый Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница. - Ведь мы не в Бэй

Сити, не в Калифорнии и даже не в Соединенных Штатах. Убирайся!

- Давай назад, в лодку, - угрюмо пробурчал за моей спиной таксист. - Я

верну двадцать пять центов. Поехали!

Я сел в лодку. Морской китель смотрел на меня со спокойной сытой

улыбкой. Она стояла перед моими глазами, пока не исчезло лицо, пока не

исчезла фигура на фоне причальных огней, пока и они не исчезли в темноте.

Дорога назад показалась длиннее. С таксистом разговаривать не хотелось,

и он не пытался заговорить со мной. Когда я выбрался на пристань, он

вручил мне 25 центов.

- Как-нибудь в другой раз, - устало сказал Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница он, - когда будет побольше

места, чтобы отделать тебя как следует.

Полдюжины пассажиров, ждущих отправки, уставились на меня, услышав

слова таксиста. Я прошел мимо них через маленький зал ожидания на плаву к

лестнице, ведущей на сушу.

Из-за ограждения, наперерез мне, выскочил рыжий детина в рваной

тельняшке и промасленных штанах. Щеку пересекала темная полоса непонятного

происхождения.

Я остановился, но столкновения с рыжеволосой тушей не избежал. А парень

был фунтов на 30 потяжелее меня и дюйма на три выше. Правда, я был в таком

состоянии, что мог двинуть в зубы кому угодно.

- В чем дело, приятель? - растягивая слова, первым высказал

недовольство сам же нарушитель. - На этой проклятой посудине не

разбогатеешь, верно Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница?

- Зашил бы рубашку, а то брюхо выпирает.

- Это мелочи, - простодушие так и перло из него. - А из твоего костюма

выпирает пистолет.

- Какого черта ты суешь нос не в свои дела?

- Господи, да просто так. Из любопытства. Не обижайся, парень.

- Тогда убирайся с дороги.

- Конечно. Я здесь просто отдыхаю.

Усталая улыбка. Голос мечтательный, тон деликатный. Все это никак не

вязалось с обликом рыжего верзилы. Я невольно вспомнил о другом человеке

гигантских размеров и с мягким голосом.

- Ты зря злишься, - грустно сказал великан. - Зови меня просто Ред.

- Отойди, Ред. И лучшие люди совершают ошибки, а я и подавно могу

сорваться.

Он задумчиво посмотрел по сторонам. Я оказался Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница зажатым в углу, мы были

фактически наедине.

- Сдается мне, ты хочешь на "Монти"? Можно. Если есть веские основания.

Люди в веселых одеждах и с веселыми лицами прошли мимо нас и сели в

такси. Я подождал, пока они отойдут.

- А сколько тянут веские основания?

- Пятьдесят зелененьких. На десять больше, если испачкаешь мою лодку

кровью.

Я шагнул в сторону, норовя его обойти.

- Двадцать пять, - уговаривал Ред. - Пятнадцать, если вернешься с

друзьями, а не со мной.

- У меня нет друзей, - сказал я и пошел прочь. Он не попытался меня

остановить.

У первого пирса расположился сияющий зал, где играли в бинго. Зал был

уже основательно набит людьми. Я вошел и Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница остановился у стены позади

игроков, где стояло много желающих в ожидании своей очереди.

Я посмотрел, как растут числа на электрическом табло, послушал, как их

называют игроки за столами, и направился к выходу.

Что-то голубоватое, пахнущее копотью, материализовалось за моей спиной.

- Нет денег? Или вообще туговато с ними? - спросили меня спокойным

голосом.

Я остановился. Опять рыжий! У него были глаза, которые редко можно

встретить. Большие, фиолетового цвета, с легким пурпурным отливом. Глаза

очаровательной девушки. Его кожа была нежна и имела красноватый оттенок,

но не от загара. Он был побольше Хемингуэя, но немного моложе его. Он был

поменьше Лося Мэллоя, но побыстрее его. Лицо Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница же было простым, без слащавых

черт.

- Чем ты занимаешься? - спросил он. - Частный детектив?

- Почему я должен тебе докладываться? - огрызнулся я.

- Я просто подумал, что это так, - сказал он. - Двадцать пять слишком

много? У тебя нет подотчетного счета?

- Нет.

Он вздохнул.

- У тебя была дрянная идея, - сказал он. - Тебя там разорвут на

кусочки.

- Я не удивлюсь. А чем ты зарабатываешь на жизнь?

- Доллар здесь, доллар там. Когда-то я был в полиции. Они порвали со

мной.

- Зачем мне говорить об этом?

- Это правда.

- Должно быть, ты говоришь правду.

Он как-то загадочно, неопределенно заулыбался, дернув головой, словно

хотел сказать: "Ишь, чего захотел".

Три новых игрока Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница вошли в игру за ближайшим столом. А худой человек в

мятом костюме с носом, как клюв, с впалыми щеками, из тех, что закончили

игру, вышел из-за стола и подошел к нам, оперся о стену, не удостоив нас

даже взглядом. Ред вежливо наклонился к нему и поинтересовался:

- Мы можем тебе рассказать что-нибудь интересное, дружище?

Высокий ухмыльнулся и отошел. Постройка вздрогнула, когда Ред снова

прислонился к стене.

- Похоже, он здесь неспроста, - предположил я.

- Ты думаешь, что это место не подходит для разговора? Ты ошибаешься.

Любого шпика я узнаю сразу, а остальная толпа не видит ничего, кроме цифр.

У меня есть лодка, точнее, я Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница могу ее взять на время. Немного подальше есть

еще пирс без освещения, от которого можно отплыть.

На "Монти" я знаю грузовой люк и могу открыть, пару раз я брал оттуда

груз. Под палубой парней немного.

- У них есть прожекторы и дозоры, - сказал я.

- Мы проплывем незаметно, будь спокоен, - заверил Ред убежденно.

Я достал бумажник, вытянул из него две купюры: в двадцать и в пять

долларов, и сложил их в несколько раз. Фиолетово-пурпурные глаза,

казалось, не обращали никакого внимания на мои манипуляции. Но

последовавший вопрос показал, что это не так:

- Только туда?

Я кивнул.

- Мы сошлись на пятнадцати. Лишнее не беру.

- Цены поднялись.

Закопченная рука Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница проглотила банкноты. Он не торопясь, с достоинством

покинул игровой зал и исчез в темноте ночи. Человек с носом, как клюв,

объявился слева от меня и тихо сказал:

- Я думаю, мне знаком этот парень в морской одежде. Ваш друг? Я его

где-то раньше видел.

Я оттолкнулся от стены и, не сказав ни слова, направился к дверям.

Вышел и, повернув налево, увидел длинную фигуру, идущую от фонаря к фонарю

впереди меня на расстоянии футов ста-ста двадцати.

Через пару минут я еще раз свернул между двумя лачугами. Человек с

носом-клювом появился внезапно. Он беспокойно шарил глазами по земле. Я

подошел к нему Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница.

- Добрый вечер! Могу ли я за двадцать пять центов определить ваш вес? -

сказал я и слегка поклонился.

Человек смотрел на меня безо всякого выражения.

- Ну, арестовать тебя, сынок? Я здесь нахожусь для поддержания порядка

и законности.

- А кто их нарушает? - удивился я.

- Твой дружок мне знаком, кажется.

- Конечно. Он же полицейский.

- Ах, черт, - невозмутимо сказал человек с клювом. - Вот где я его

видел. Спокойной ночи!

Он повернулся и пошел обратно, откуда пришел. Но высокой фигуры-тени

уже не было видно. Однако меня это не обеспокоило. Ничто в рыжем парне

меня не беспокоило.

Я, не спеша, легким прогулочным шагом продолжал путь.

Исчезли фонари Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница, исчез дребезг трамвая, исчез запах пригоревшего жира и

воздушной кукурузы, исчез детский крик и вопли зазывал из стриптиз-шоу,

исчезло все, кроме запаха океана, неожиданно чистой линии побережья и

наката волн на каменный пляж.

Я шел в полном одиночестве. Звуки буйства жизни умирали позади меня,

яркий бессовестный свет ночных притонов превращался в расплывчатое зарево.

Затем появился темный неосвещенный пирс, устремленный в темноту океана.

Должно быть, где-то здесь.

Ред стоял у первой сваи.

- Правильно. Иди дальше, к ступенькам. А мне нужно добраться до лодки и

прогреть мотор, - голос его и здесь звучал ровно, обыденно.

- Полицейский следовал за мной. Тот парень из игорного дома. Я был

вынужден Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница остановиться и поговорить с ним, - проинформировал я Реда.

- Олсон. Присматривает за карманниками. Неплохой парень, только,

бывает, изредка сажает кого-нибудь наугад, для поддержания в порядке

журнала регистрации арестов.

- Поехали скорее, поднимается ветер, - попросил я. - Мне бы не

хотелось, чтобы он сдул с океана туман. Хотя туман не очень плотный, но,

кажется, смог бы нам помочь.

- Он еще продержится столько, сколько нужно, чтобы мы смогли одурачить

прожектор, - сказал Ред. - Да, у них есть автоматы на нижней палубе.

Ладно, иди дальше по пирсу, я справлюсь сам.

Он растворился в темноте, а я пошел по скользкой поверхности пирса.

Сбоку тянулось грязное низкое ограждение Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница. В конце его стояла парочка.

Увидев меня, мужчина выругался, и они ушли.

Десять минут я слушал, как вода разбивается о сваи. Ночная птица

прошуршала в темноте, чиркнув неясно очерченным крылом по смутно

светящемуся небу. Высоко, прячась в звездах, натужно жужжал самолет. Затем

вдали прокашлялся и заревел мотор, да так громко, словно полдюжины

двигателей тяжелых грузовиков. Спустя немного, звук ослабел и внезапно

оборвался.

Выждав еще некоторое время, я подошел к ступенькам и стал спускаться по

ним с осторожностью. Темная тень лодки выскользнула из ночи внизу,

стукнувшись о бетон пирса. Раздался голос:

- Все готово. Залазь.

Я залез в лодку и сел рядом с Редом. А потом не было Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница слышно никаких

звуков, кроме злобного бульканья справа и слева. Снова стали сливаться

огни Бэй Сити, появляясь и исчезая за враждебными волнами. Снова кричащие

огни "Королевской короны" скользнули мимо нас. Казалось, корабль

демонстрирует себя на вращающейся платформе, как модный экспонат. И снова

левый борт "Монтесито" вырос из тьмы Тихого океана, луч прожектора освещал

пространство вокруг, медленно вращаясь, и напомнил мне луч маяка.

- Я боюсь, - вдруг сказал я. - Я очень боюсь.

Ред сбавил газ и лодка, казалось, заскользила бесшумно, беззаботно

покачиваясь на волнах. Он недоумевающе посмотрел на меня.

- Я боюсь смерти и отчаяния, - сказал я. - Темной воды и лиц

утопленников, черепов с пустыми глазницами. Я боюсь смерти Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница, я боюсь

пустоты, я боюсь, что не встречу человека по имени Брюнетт.

- Ты хорошо себя накачал, - хихикнул Ред. - Брюнетт может быть в любом

месте. На одном из этих кораблей, в своем клубе, в тапочках у домашнего

очага. Это все, что тебе нужно?

- Мне нужен огромный парень по имени Мэллой, грубиян, который недавно

вышел из тюрьмы штата Орегон после восьмилетней отсидки за ограбление

банка. Он прятался в Бэй Сити, - и я рассказал Реду гораздо больше, чем

намеревался, Должно быть, из-за его глаз.

Он обдумал все это и, как бы нехотя, заговорил, выпуская с каждым

словом пар во влажный прохладный воздух. Может быть, поэтому его речь

показалась мне умнее, чем она Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница была, а, может быть, и не поэтому.

- Кое-что действительно имеет смысл, - излагал Ред. - Кое-что нет. Кое

о чем я бы не хотел знать, а кое о чем хотел бы. Если этот Зондерборг

содержал убежище, продавал сигареты с марихуаной, посылал парней на

ограбление богатых дам, то кажется разумным то, что у него была "рука" в

городском управлении. Однако это совсем не значит, что каждый полицейский

знал об этом, да и не все его люди в городском управлении, вероятно,

знали. Возможно, Блейн знал, а Хемингуэй, как ты его назвал, - нет. Блейн

- подлец, второй же просто крутой полицейский, ни плох, ни хорош, ни

куплен, ни честен, немного Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница туповат, как я, чтобы считать, что работа в

полиции - самый разумный способ заработать на жизнь. А этот психиатр тоже

никак не вписывается. Он купил себе защищенную зону на лучшем рынке, в Бэй

Сити, и он ее использовал по необходимости. Вы никогда не узнаете, что у

такого парня на уме и на совести и чего он боится. Он мог бы очень

испугаться и в ослеплении попытаться обезвредить посетителя, тем более что

он привык дурить богатых дам, а обмануть их проще, чем бумажную куклу. А

насчет твоего пребывания у Зондерборга, мне кажется, что Блейн опасался,

что доктор узнает, кто ты, и, возможно, они рассказали Зондерборгу именно

ту историю Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница, из которой следовало, что подобрали тебя с помутненным

рассудком. Зондерборг не знал, что с тобой делать: то ли отпустить, то ли

постоянно держать под наркотиками. Мне кажется, все было так. Блейн,

вероятно, знал и про Мэллоя. Я бы не упустил эту нить.

Я слушал и наблюдал за лучом прожектора и за приплывающими и

уплывающими такси.

- Я не знаю, о чем думали те парни, не знаю, тупы они или подкуплены, -

сказал Ред, - но беда полицейских в том, что они думают, будто полицейская

форма дает им что-то, чего у них до этого не было. Может быть, когда-то

действительно давала, но не сейчас. Над Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница ними стоит слишком много

сообразительных умов. Представь, мы приходим к Брюнетту. Он не управляет

городом. Но его не должны трогать. Он вложил большие деньги в выборы мэра,

чтобы его не беспокоили с его водными такси и так далее. Если бы ему

понадобились какие-то частности, власти ему их предоставили бы. Например,

один из его дружков, адвокат, совершил наезд в пьяном состоянии, так

Брюнетт добился того, чтобы того наказали как за езду в нетрезвом виде.

Были изменены материалы следствия, а это ведь тоже преступление. Ну да Бог

с ним. Это так, для общего представления. Его занятие - азартные игры, но

все подпольные дела сейчас тесно связаны. Он Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница может торговать марихуаной,

сдирать проценты с людей, которых устроил на работу. Он может знать

Зондерборга, а может и не знать. Но ювелирный налет? Восемь тысяч за

редкое колье? Нет, он выпадает. Представь, что натворили парни за восемь

тысяч. Смешно подумать, что Брюнетт имел что-то общее с ними.

- Да, - сказал я. - Они, вспомни-ка, человека убили.

- Не он убил, и не по его поручению. Если бы это было дело рук

Брюнетта, тело не нашли бы. Ведь мало ли что зашито в одежду парня? Зачем

рисковать? Я делаю немало дел для тебя за двадцать пять долларов, а?

- Вообще, смог бы Брюнетт убить?

Ред немного подумал.

- Мог и Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница, вероятно, убил. Но он не крутой парень. Он из подпольных

бизнесменов нового типа. Мы думаем о них по-старинке, как когда-то думали

об медвежатниках или об исколотых подонках-наркоманах. Крикливые

полицейские комиссары вопят по радио, что все главари подпольного бизнеса

трусливые крысы, что они могут запросто убивать детей и женщин, а потом

ползать в ногах и умолять о пощаде при виде полицейской формы. Этим

комиссарам следовало бы знать жизнь получше, а не пытаться навязывать

людям чепуху. Есть трусливые гангстеры и есть трусливые полицейские - но и

тех и других чертовски мало. А что касается людей оттуда, с верхушки

общества, например, как и сам Брюнетт, то они не пробираются Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница туда через

убийства. Они достигают всего упорством и головой. И у них нет стадной

храбрости, как у полицейских. Прежде всего, они - бизнесмены. Что бы ни

делали - все ради денег. В этом они одинаковы во всем мире. Иногда,

представь, у парня дела плохи. О'кей. Убрать. Но они очень задумываются,

прежде чем сделать это. Какого черта я читаю тебе лекцию?

- Человек, как Брюнетт, не стал бы прятать Мэллоя, - сказал я, - после

того, как тот убил двух человек.

- Нет. Не стал бы, если нет более глубоких причин, кроме денег. Ну,

как, хочешь вернуться?

- Нет.

Ред положил руки на штурвал. Лодка стала понемногу набирать скорость Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница.

- Не подумай, что мне нравятся эти ублюдки, - сказал Ред. - Я их

смертельно ненавижу.

Рассеиваясь в тумане, луч вращающегося прожектора едва доставал до

поверхности воды. Возможно, его включили для показухи, пользы от него

такой ночью ни на цент. Если же кто-нибудь захотел бы захватить один из

этих игорных кораблей, то ему пришлось бы делать дело большими силами и

часа в четыре утра, когда компания заядлых любителей поиграть значительно

уменьшалась, и продолжать испытывать судьбу оставалось лишь несколько

самых заядлых игроков. Однако экипаж, валившийся с ног от усталости, даже

в четыре утра создал бы смертельные сложности для желающих сделать деньги

таким образом. Однажды уже пытались.

Лодка-такси остановилась у причальной Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница площадки, разгрузилась и ушла по

направлению к берегу. Ред вел свою моторку у самой границы, очерчиваемой

лучом света. Если бы на корабле подняли луч прожектора хотя бы на пару

футов, просто ради развлечения... Но там не сделали этого. Луч лениво

прошел мимо, мы быстро пересекли линию и боком приблизились к скользкому

корпусу корабля, Двустворчатые железные двери неясно вырисовывались в

темноте высоко над нами, и, казалось, что до них невозможно добраться.

Наша лодка царапнула древний борт "Монтесито". Волна шлепалась о корпус

лодки, немного ее покачивая. Большая тень Реда выросла возле меня, и

свернутая в кольцо веревка скользнула вверх, зацепилась за что-то, хлопнув

при этом, а конец Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница упал в воду.

Рыжий выловил его багром, как следует натянул и привязал к какому-то

штырю на капоте двигателя. Туман был достаточно густым, чтобы все казалось

нереальным, Влажный воздух был так же холоден, как пепел любви. Ред

наклонился, и его дыхание защекотало мне ухо:

- Надо подержать лодку. Я полезу по обшивке, а ты за мной.

- Я не могу ждать, - сказал я, дрожа.

Он положил мои руки на штурвал, повернув его в нужное положение,

установил обороты двигателя и приказал так держать лодку.

По обшивке шла металлическая лестница, повторяя изгиб корабля. Ее

Дата добавления: 2015-08-28; просмотров: 3 | Нарушение авторских прав


documentamecskf.html
documentameczun.html
documentamedhev.html
documentamedopd.html
documentamedvzl.html
Документ Это был один из смешанных кварталов на Сентрал Авеню, за которым 13 страница